Di Se Van (isaak_off) wrote,
Di Se Van
isaak_off

Categories:
В Афинах.
Честно говоря, сюда ехать боялся. Слишком представлял себе, что сначало надо бы защитить диссертацию по филологии, выучить что-нибудь из Эсхилла, или, на худой конец, Аристофана, вызубрить древнегреческий и заштудировать список кораблей хотя бы на половину. Через несколько часов я был счастлив, что этого не сделал. То есть не то что бы было отчего быть счастливым, но отчетливо представлял, что молго быть в противном случае.

Ну нет, конечно, видя на табличках повсюду "экзодус" исходишь из того же метро как еврей из египта. Конечно, видя повсюду на стенах не буквы, а формулы чувствуешь чистую неомраченную радость - их не надо решать или даже понимать - пусть висят себе эти лямбды, гаммы и эпсиланы как в математических журналах, как вздумается всем грекам и архимедам. Даже без предворяющего "пусть". Но по большому счету на этом ожидания кончаются. Дальше начинается то, чему нас в школах не учили.

Я вышел из метро в самом центре и первое, что увидел - Парфенон. Он стоял неподалеку, высоко на нагромождении скал, и уже от подземки были видны его колонны. Собственно, идя по станции, уже проходишь какие-то огражденные раскопки, камни. Еще через десять шагов я начал не понимать. Еще через двадцать снова миф - баня ветра - пустырь с обломками, отбитые и поколотые дорические или ионические? треуголки фасадов пыльного камня лишенные самих зданий. Еще чуть-чуть и я начинаю сходить с ума. До самых верхних скал где растут бесстрастные вечные крепостные стены, наверх как беспорядочная толпа оборванцев ползут в каком-то безудержном и бессмысленном порыве.. дачи.

Ну ладно, это я загнул - дачи. Нет, это какие-то лачуги, убежища, одноэтажные коммуны, фазенды, пред- и поместья, халабуды, летние домики ненумерованных петров, сараи, стоящие отдельно чердаки, и бедно-сакли-твои. Разноцветной штукатурки, всюду изрисованные граффити, черепично- а местами и безкрышые, украшенные цветами, кустами, листовым гофрированным железом, пустыми или оставненными проемами окон, заборами из камня и деревяных досок. Садики, мусор, улицы петляющие вопреки всякой геометрии, кончающиеся тупиками, лесенками в открытые цветочные дворы, исчезающие за недвусмысленным деревом и запахом. "Скажите это улица?" - "Извините, не знаю". Сакли у самого входа в крепость заботливо обтянуты со всех сторон колючей проволокой. У встречных два типа выражения лиц: заискивающее - вы тоже это видите? и мрачно-филосовское - а видал я это всё. Вторые - греки.

Тысячи кошек. Одна пепельно серая, видя мою замедленность, что-то про себя решает и долго идет со мной. Другие кошки, видя что у нее такой серьезное сопровождение, отступают и жмурятся вслед.

Иногда посреди этих предместий - православный храм. Низенький, с покатой крышей, как будто давно тонущий в этой земле.

Я приехал слишком поздно - Акрополь закрыт. Устраиваюсь поужинать на шумной улочке около станции. Темнеет, крепость освещают фонарями снизу, и становится ясно что происходит. Вот эти вот греки штурмуют древних. Город, с холма, как разросшаяся короста. Здесь, на самом деле, живет половина населения Греции. Посреди города возвышенности. Какие-то отчаянные и беспомощные всплески топографии. На одной из них остатки и последняя оборона древних, кажется совсем других греков. У тех, исчезнувших, хотя бы была геометрия.

Сегодня добрался таки до акрополя. Понадкушенные, но недоеденные камни. Непременный редкий забор из столбов. Высокий телячий голос русского гида: "В 480 до нэ персы осквернили и разрушили Парфенон. Греки, наблюдая это с Салоник, дали себе слово никогда его не восстанавливать. И слово свое сдержали". За что люблю греков, так не в последнюю очередь за то, что держут слово. Они, видимо, это самое слово много раз давали по разным поводам. Впрочем, теперь Акрополь в строительных лесах. Может опять персы вредят? Камни мостовой до блеска обглоданы туристскими ногами. Сверху, покуда хватает или не хватает глаз, город полощется белым крапленым окнами морем. Посреди высокие редко-лысые зеленые острова, на которые карабкаются приливные волны зданий. Вблизи остатки святилищ и христанские храмы: древне суровые, или многопокатые ажурные арочные, улыбающиеся. Уцелевший кусок барельефа под исчезнувшей крышей: кентавр левой рукой держит врага за голову, лошадиными коленями бьет его в живот, а правой что есть силы замахивается. Искусство.

Давеча вернулся из Штуттгарта. От него ничего не ожидаешь, но многое узнаваемо и, пост-фактум, предвкушаемо. То есть ты понимаешь, что это примерно и ожидал, хотя об этом не вполне знал. В центре дворец, нарезанная на лужайки площадь перед ним, посреди стелла с крылатой теткой, которая держит венок. Где-то я это видел и не раз. Вероятно, существует гост на дворцы, в котором говорится, что дворец без столба перед ним с чем-нибудь пафосным считается не действительным. Город неоднородный, преимущественно недавний, понятно почему, но все подбито друг к другу плотненько и ненастырно. Даже кривизна улочек в центре осталась. Удивила одна католическая церковь - ее разрушили кажется где-то в 39м, а после войны реконструировали, но вовсе не так, как она была. Внутри белые стены, на которых ничего вообще, что удивительно особенно, потому что сравниваешь с другими, как правило очень пышными. В Сарагоссе например в центральном соборе такое застывшее кишение фигур, все в золоте, что кажется все вместе кажется едва ли не распахнутыми внутренностями. А там единственный рисунок, точнее мозаика, на центральной стене за кафедрой. На белой стене выложен приблизительный крест, в котором очень приблизительные кусочные фигуры, напоминающее грузинские примитивистские рисунки. Церковь - одно из зданий на переполненной шумной магазинной улице. Внтури десятка два прихожан на лавочках без священника хором читают какую-то ритмическую молитву. Одна половина что-то низко и сурово произносит, остальные так же хором, но выше, отвечают. Я слышал подобное в Вероне у церкви, что у вокзала. Только сидели там две пожилые женщины рядышком, одна читала, другая отзывалась вместе с сидевшим далеко и особняком, и как будто самим по себе, бородатым дядькой. Там еще стояли новые решетчатые деревянные исповедальные комнатки, которые выглядели как сауны. Над дверьми две лампочки - зеленая-красная - занято-свободно. Из одной вдруг вышел монах в коричневой робе поясанной веревкой. На центральном месте пано - с пышно одетыми кардиналами, в центре, кажется, папа.

Гуляя, забрел в два места. Одно музей Гегеля. На здании большой отечный портрет диалектика с брезгливо упашими кончиками губ. Внутри совершенно никого, кроме тетки на входе с точно таким же выражением лица, что и на портрете. Кажется, они с Гегелем уже все про вас знают, и то что они знают им решительно несимпатично. Он там жил в этом музее, кажется. Думаю, что вместе с этой же теткой. Главные экспанаты это почерк, которым исписано все кругом, в том числе и стены для полноты впечатления, и шапка. Я походил немного и почувствовал там себя лишним. Все та же тетка на выходе мне вдруг улыбнулась. Углы ее губ приподнялись и сформировали идеально прямую линию. Музей бесплатный, чем привлекает многочисленных поситителей. То есть многочисленного меня. Второе место - этнический магазинчик, где они продают всякий немецкий фольклор для праздников. Я сначала было обрадовался, что нашел что-то специальное. Потом посмотрел цены - кожаные шорты на лямочках стоили больше 800 евро. Вспомнил потом. Мне рассказывал один знакомый белго-немец: полное обмундирование стоит несколько тысяч, но народ готовясь к Окстоберфесту считает за долг чести этот маскарад при себе иметь и выходить в нем в люди.

Ну вот – я тут, в Белфасте. Еще пару дней назад некоторые маловеры, включая меня, сомневались, что здесь есть хоть мало-мальски исключительное, кроме разве знаменитых драк. Однако есть. Уже в первые минуты в Белфасте я знал, что здесь построили Её. Ну Её – разве непонятно? Титаник. Почему-то во всех местных описаниях корабль женского рода. Я сначала понять не мог почему. Потом догадался. Потому что – дура такая. Кроме того, башня – тоже она – вавилонская плавающая.

С тех пор, видимо, в Белфасте и не задалось. Меня привезли прямо к ратуше. На лужайке вокруг ратуши расположено все что, здесь посчитали стоящим внимания. А именно: (1) солдат с усатым и героическим лицом и ружьем в честь погибших в войне в южной африке от пуль и болезней, (2) королева виктория с прической японского самурая, (3) какая-то тетка, сосредоточено держащая венок над тремя тонущими фигурами с титаника, (4) некий кораблестроитель, вероятно близкий знакомый тетки с венком, (5) пара бургомистров, (6) канадский генерал-губернатор в беседке, окруженный, видимо, слугами и поклонниками, какими-то турками, (7) колесо обозрения, (8) одна стелла на погибших в первой и второй мировых войнах, чтобы, как говориться, два раза не вставать. Могу перечислить в обратном порядке. На колесо я тут же залез, предвкушая впервые увидеть новый город сначала сверху и только потом как люди. На верх меня подняли 4 раза. После первого оставалось непонятным одно – за что тут дрались католики с протестантами. Я бы драться за это место не стал. Эклектичным город называть бессмысленно. Нечего тратить патетическое греческое слово на несуразные домосочетания. Город кажется очень по провинциальному тихим и как-то ни-к-чему-не-обязывающим. Особенно не обязывает его любить. Страстей не видно и следов. Снизу, умноженный динамиками, доносился голос какого-то проповедника, стоящего на низенькой тумбочке. Подростки на лужайке лениво просили предъявить доказательства.

Я тут, в Бресции. Добирался через Верону,и в которой никаких Капулеттей давно уже не осталось, да и судя по унылым плосковатым строениям никогда особенно и не было. Меня мучает смутное подозрение, что Шекспир все придумал. Единственное, что останавливает глаз - это московский Кремль, который тут построили через реку. Здесь я начинаю очень неуверенно вспоминать. Уж не тот ли это самый несчастный итальянец, что построил здесь еще и башню, которая обвалилась и из-за чего он бежал в Москву - строить там тоже самое. Или это было в Генуе? Как бы то ни было - те же двуголовые зубцы на башенке. Кстати, совершенно не понятно зачем - зубцы много выше человеческого роста - не функциональны. Говорят для красоты, что объясняет что угодно, но только не чувство прекрасного средневековых итальянцев.

Проверил: все наврал хуже Шекспира. Кремль - это миланский замок по происхождению, а Аристотеля Фиорованти погнали за выпремление башни в Ченто. Впрочем, все это нисколько не отменяет кремль через реку в Вероне, главная функция которого была видимо, плеваться на головы проплывающим снизу. Бреция - такая же провинция Венеции, как и Верона. Фасады бледной штукатурки, в основном голы. С них, я думаю, соскабливали все украшения кроме ставней и отправляли в Венецию, где вскоре их стало лепить попросту некуда. На вступительном слове к конференции, какая-то описатель города из администрации сказала про центральный собор - "он, по-моему, не слишком красивый, зато очень большой". Другой администратор сказал "спасибо что приехали, надеюсь, это поможет нам выбраться из кризиса". Рядом с зато-большим собором старая башня из серого камня на верху которой почему-то белые меловые кремлевские зубцы. Ну вы знаете, к ним здесь не равнодушны. Башня выглядит как сумасшедший в отрепьях и короне.

Это я писал вчера. Вчерашний подход реабилировал все, даже зубцы. Поздно вечером. после конференции, я полез в гору, на местный замок. Замок замечательный - многоуровневый, с переходами, арками, башнями, мостами. Все открыто кроме разве только самой верхней внутренней крепости. Всё отовсюду подсвечено. Но самое главное - абсолютно пусто, никого. Только подсвеченная крепость их неотёсанных камней, и вид с нее - на долину с огнями и горы.
Tags: шествопутия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • (no subject)

    Я, фрактал, от всех отстал. Мир подумал и устал. Я остался и поддал. Мир пропал. Я, фрактал, на всех забил. Мир подумал и убил. Я забылся и забыл.…

  • (no subject)

    В щепотке имбирь, в щекотке имперь, в ущелье вампир. В чаду пиру-пир, в праще миру-мир, в ушах зверю-зверь. А кащеева смерть в занесенном иглу в…

  • (no subject)

    За мгновение до того как проснулся сегодня утром, в голове играла незнакомая мне песня. Кажется, в оперном театре. Только последние строчки поймал:…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment